+7 (968) 711-13-36, +7 (916) 240-09-81
Организация Мероприятий
+7 (966) 366-64-72, +7 (962) 914-22-06
Технический Отдел

История

Небольшой экскурс в историю.

 

Из истории завода «Кристалл» (избранные факты).

«Московский казенный винный склад №1», будущий завод «Кристалл», расположился на берегу Яузы в 1901 году. Здания завода построены в начале XX века по проекту архитекторов Н.Г. Фалеева и В.А. Величкина.

Событие это стало возможным, так как несколькими годами ранее, в 1896 году, указом министра финансов России С.Ю. Витте в Российской империи была введена государственная монополия на производство и продажу спиртных напитков. Долгое время «Склад №1» являлся самым крупным предприятием, которое должно было выдавать 2 миллиона 100 тысяч вёдер вина в год, а трудилось там около полутора тысяч человек. Открытие и освящение склада №1 состоялось 24 июня 1901 года. В начале на заводе производилось всего три разновидности водки: «простая», «улучшенная» и «боярская». К 1914 году ассортимент расширился до пяти наименований: теперь здесь выпускали водку «Московскую особенную» (один из самых знаменитых сортов, разработанный великим химиком Д.И. Менделеевым), «Хлебное вино», «Столовое вино», «Горилку» и наливку «Запеканка». С 31 октября 1914 года завод был закрыт в связи с введением в стране «сухого закона» на период войны. Некоторое время в его здании располагался военный госпиталь, однако запрет на производство не был абсолютным. Складу № 1 позволялось производить спирт для нужд армии и «учреждений народного здравия», отпускать вино иностранным гражданам и дипломатическому корпусу, выполнять заказы на поставку спирта союзнической Франции. Часть производственных мощностей была переориентирована на выпуск лекарственных средств на спиртовой основе.

В 1924 году с винного склада под номером 1 — будущего завода «Кристалл» – пошли в продажу первые 30-градусные наливки и настойки. Производимый напиток был окрещён в народе «рыковкой» по имени разрешившего его изготовление нового главы правительства А.И. Рыкова.

Введение «в обращение» 30-градусной водки отметил в дневнике 20 декабря 1924 года Михаил Афанасьевич Булгаков: «В Москве событие – выпустили тридцатиградусную водку, которую публика с полным основанием назвала "рыковкой". Отличается она от "царской" водки тем, что на 10 градусов слабее, хуже на вкус и в четыре раза ее дороже». Новый напиток был увековечен писателем в «Собачьем сердце» в диалоге доктора Борменталя и профессора Преображенского:

«– Ново-благословенная? – осведомился он.

– Бог с вами, голубчик, – отозвался хозяин. – Это спирт. Дарья Петровна сама отлично готовит водку.

– Не скажите, Филипп Филиппович, все утверждают, что очень приличная – 30 градусов.

– А водка должна быть в 40 градусов, а не в 30, это, во-первых; а во-вторых, Бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать – что им придет в голову?

– Все что угодно, – уверенно молвил тяпнутый».

В августе 1925 года власть решила восстановить государственную монополию на изготовление 40-градусной водки: Президиум ЦИК СССР принял «Положения о производстве спирта и спиртных напитков и торговле ими». Первоначально она имела только 38°, но скоро крепость была повышена до «нормы», а в 30-е годы появилась даже 50-градусная «столовая водка».

 

В Москве продажа советской водки началась 4 октября 1925 года, в воскресенье. У магазинов, торговавших спиртным, выстроились очереди по триста-четыреста человек. Каждый магазин продавал в среднем по две тысячи бутылок в день. Больницы и отделения милиции были забиты пьяными – вытрезвителей тогда еще не существовало.

 

Благодарное население тут же с юмором по-новому окрестило водочную посуду: «Если кому нужно купить сотку, то просят – дайте пионера, полбутылки – комсомольца и бутылку – партийца». В связи с введением метрической системы мер и весов старое ведро в 12,3 литра заменили новым на 10 литров; соответственно бутылки стали выпускать емкостью в половину и четверть литра (последняя называлась «маленькой», «малышкой», «четвертинкой» и «чекушкой»).

 

Водочная бутылка закрывалась картонной пробкой с тонкой целлофановой прокладкой, защищавшей ее от влаги, и запечатывалась коричневым сургучом. Появившаяся вскоре новая водка более высокой очистки стала отличаться от нее и белым цветом сургучной головки. Нынешнее поколение уже не помнит не только сургучной упаковки, но и пришедшей ей на смену «бескозырки» – той же пробки, но уже с алюминиевым покрытием и язычком, за который нужно было потянуть, чтобы откупорить бутылку.

 

Агитационно-пропагандистский отдел ЦК ВКП(б) водочную монополию рассматривал как вынужденную меру из-за нужды в средствах для поднятия народного хозяйства. В качестве второй причины ее введения называлась борьба с самогоном, который стал «средством перекачки сотен миллионов рублей от бедняцко-середняцких слоев крестьянства к наиболее зажиточным слоям». В 1927 году Сталин в одной из бесед с иностранными рабочими, часто приезжавшими в то время в СССР для ознакомления с практикой построения социализма в отдельно взятой стране, разъяснял причины принятого решения:

«Когда мы вводили водочную монополию, перед нами стояла альтернатива: либо пойти в кабалу к капиталистам, сдав им целый ряд важнейших заводов и фабрик, и получить за это известные средства, необходимые для того, чтобы обернуться; либо ввести водочную монополию для того, чтобы заполучить необходимые оборотные средства для развития нашей индустрии своими собственными силами и избежать, таким образом, иностранную кабалу.

Члены ЦК, в том числе и я, имели тогда беседы с Лениным, который признал, что в случае неполучения необходимых займов извне придется пойти открыто и прямо на водочную монополию, как на временное средство необычного свойства. <…> Конечно, вообще говоря, без водки было бы лучше, ибо водка есть зло. Но тогда пришлось бы пойти в кабалу к капиталистам, что является еще большим злом. <…> Правильно ли поступили мы, отдав дело выпуска водки в руки государства? Я думаю, что правильно. Если бы водка была передана в частные руки, то это привело бы:

во-первых, к усилению частного капитала,

во-вторых, правительство лишилось бы возможности должным образом регулировать производство и потребление водки, и в-третьих, оно затруднило бы себе отмену производства и потребления водки в будущем.

Сейчас наша политика состоит в том, чтобы постепенно свертывать производство водки. Я думаю, что в будущем нам удастся вовсе отменить водочную монополию, сократить производство спирта до минимума, необходимого для технических целей, и затем ликвидировать вовсе продажу водки».

 

Вскоре доходы от продажи водки были уже вполне сопоставимы с дореволюционными, хотя и уступали по доле в бюджете: 12 процентов в 1927 году против 26,5 процента в 1913-м. После ряда колебаний цена на водку установилась в 1926 году на приемлемом для работавшего горожанина уровне – 1 рубль 10 копеек за бутылку. Соответственно росло и потребление, вопреки наивным надеждам на то, что пьянствовать будут только «классово чуждые» граждане.

 

По официальным данным Центроспирта, к 1928 году на среднюю российскую душу приходилось 6,3 литра водки, что составляло 70 процентов от довоенного уровня. При этом, как и раньше, горожанин пил намного больше крестьянина, хотя и в деревне потребление спиртного увеличилось, а начинали пить с более раннего возраста. Исследования бюджетов юных строителей социализма показали, что в 1925 году рабочая молодежь тратила на выпивку уже больше, чем до революции.

 

«Рыковка» успешно вытесняла самогонку в городах, где бутыль самогона стоила 70 копеек и выше. При такой разнице в ценах городской потребитель предпочитал покупать менее вредное «казенное вино», чем разыскивать продавца самогонки, рискуя подвергнуть себя неприятностям со стороны милиции. Но для деревенского потребителя была слишком соблазнительна дешевизна самогонки, стоившей в 2—2,5 раза меньше городской водки.

 

Безуспешная конкуренция с самогонным аппаратом побудила правительство изменить свою «линию»: с начала 1927 года оно фактически отказалось от преследования самогонщиков, обеспечивавших свои «домашние надобности», и переключило милицию на борьбу с явно промышленной самогонкой.

 

Проведенная Центральным статистическим управлением РСФСР акция по оценке потребления водки и самогона в стране через специальные анкеты, заполняемые на местах 50 тысячами добровольцев-«статкоров», показала такую картину: «По статкоровским показаниям количество пьющих хозяйств в деревне равно 84 % и средняя годовая выпивка на 1 двор – 54 литра (4,4 ведра) за 1927 год. Исходя из 17 миллионов хозяйств РСФСР, таким образом, получается сумма выпитых крепких спиртных напитков 7804 тысячи гектолитров (63,4 миллиона объемных ведер), а в переводе на 1 душу сельского населения – 9,3 литра (0,76 ведра). По статкоровским данным эти спиртные напитки деревни состоят из хлебного вина и самогонки далеко не в равных долях, и хлебное вино дает около 1600 тысяч гектолитров (13 миллионов ведер) против 6235 тысяч гектолитров (50 миллионов ведер) самогонки. Таким образом, из 9,3 литра душевого потребления алкоголя 7,50 литра составляет самогонка».

 

Тогдашние председатели Совнаркома и Совета труда и обороны Алексей Рыков и Лев Каменев вынуждены были признать: «Не бывать бы счастью, да несчастье помогло. Введение крепкой водки ставит во весь рост вопрос об алкоголизме. Раньше на него не хотели обращать внимания. Теперь он встал как социальная проблема». Но Сталин в том же 1927 году в ответ на критику в адрес водочной монополии заявил: «Если нам ради победы пролетариата и крестьянства предстоит чуточку выпачкаться в грязи – мы пойдем и на это крайнее средство ради интересов нашего дела».

В годы Великой Отечественной войны, помимо традиционной продукции, здесь производили сухой спирт, в винно-водочные бутылки разливали «коктейль Молотова». В 1953 году на заводе была создана знаменитая водка «Столичная» (её автором был винокур В.Г. Свирида).

Название «Кристалл» завод получил в 1987 году.

В 2012 году производство с исторических площадей в московском Лефортово начало переводиться в подмосковный филиал Корыстово в Каширском районе. 15 мая 2013 года производство на московской площадке было полностью прекращено.

Материал подготовлен с использованием источников:

http://www.kristall.ru/page.php?P=1

http://www.e-reading.club/chapter.php/1007011/42/Kurukin_-_Povsednevnaya_zhizn_russkogo_kabaka_ot_Ivana_Groznogo_do_Borisa_Elcina.html